размер текста A..A
Карта сайта

Новости

Максим Миронов: Пилоты, МРОТ и монопсония (о факторах, влияющих на зарплату пилотов в РФ и за рубежом)

1 августа 2017 г.
Максим Миронов: Пилоты, МРОТ и монопсония (о факторах, влияющих на зарплату пилотов в РФ и за рубежом)
 Во время дебатов между Владимиром Миловым и Андреем Мовчаном прозвучало утверждение: «Повышение МРОТ ведет к тому, что у вас работу теряет больше людей, и неравенство увеличивается в обществе». Это абсолютно верное утверждение для конкурентной экономики. Почему? В конкурентной экономике зарплата устанавливается равной производительности труда работника. Если предприниматель платит меньше, чем предельная производительность сотрудника, то его перекупит другой предприниматель, так как он сможет платить больше и при этом извлекать прибыль. В результате в равновесии работник получает зарплату равную предельной производительности, а экономическая прибыль предпринимателя равна нулю (то есть предприниматель зарабатывает рыночную норму прибыли на свой талант и вложенный капитал). Что происходит, когда государство устанавливает МРОТ выше равновесной стоимости труда? Для каких-то работников МРОТ окажется выше, чем их производительность, и предпринимателю становится просто невыгодно их нанимать. Оплачивая труд по цене выше, чем производительность, предприниматель несет убытки. Растет безработица и, как следствие, неравенство, ведь многие работники, которые получали хоть какую-то зарплату вообще остались без работы, а значит, без доходов. 
 
Однако российская экономика не совсем соответствует классическим критериям совершенной конкуренции. А именно, со стороны спроса на труд в большинстве отраслей мы не наблюдаем конкуренции множества предпринимателей за труд работника. Ситуация скорее напоминает монополию или олигополию, когда один или несколько крупных игроков могут задавать свои правила игры на рынке труда. Ситуация, когда на рынке присутствует один покупатель и множество продавцов, в экономике называется монопсония. Применительно к рынку труда монопсонист всегда установит цену на труд ниже производительности труда и будет извлекать сверхприбыли за счет недоплаты своим работникам. Я уже подробно об этом писал в своем посте про минимальную зарплату. 
 
В течение последних недель мы все могли наблюдать, как это работает на практике. 
Недавно газета «Коммерсант» рассказала о массовом отъезде российских пилотов в Азию. За последние 2.5 года туда уехали 300 командиров воздушных судов, еще 400 в процессе трудоустройства. Основная причина — в Китае и других азиатских странах им предлагают зарплаты в несколько раз выше. Рынок пилотов — очень интересный сегмент для анализа. Какой основной аргумент, который называют противники МРОТа? У нас низкая производительность труда по сравнению с другими странами, поэтому и зарплаты сравнивать некорректно. Если в российских реалиях повысить МРОТ, то предприятиям придется сократить основную массу низкооплачиваемого персонала, так как их зарплата превысит производительность. Именно как иллюстрация некорректности этой логики и интересен рынок пилотов. Безусловно, пилоты — это высокооплачиваемые сотрудники, зарплаты которых существенно выше МРОТ. Однако анализ кейса зарплат пилотов позволяет показать, как монопсония занижает уровень труда по сравнению с тем уровнем, который бы установился в конкурентной экономике.
 
Квалификация пилота международного класса вполне универсальна. Пилот, который работал в США или России, может вполне свободно начать работать в Китае, Корее или любой другой стране мира. То есть производительность российского пилота примерно равна производительности американского пилота или китайского пилота (когда речь идет об одинаковых классах судов и похожих часах работы). Теория конкурентной экономики говорит, что если производительность одинаковая, то и зарплаты должны быть похожие. Однако мы видим, что зарплата пилотов в России в несколько раз ниже, чем зарплата пилотов в Китае, поэтому они массово туда уезжают (в США и Европу, видимо, не уезжают из-за визовых ограничений). Может, зарплата пилотов в России ниже, чем в Европе, Китае или США, потому что у нас очень дешевые авиабилеты, и авиакомпании просто не могут позволить платить им международный уровень зарплат? Тоже нет. Уровень цен на внутрироссийские перелеты не сильно отличается от перелетов между европейскими городами и городами США. Вот, к примеру, стоимость перелетов между Москвой и Новосибирском (2811 км):
 


Вот стоимость перелета между Нью-Йорком и Фениксом (3448 км): 



Вот стоимость перелета из Лондона в Киев (2136 км): 



 И, наконец, стоимость перелета из Пекина в Гонк-Конг (1973 км):



  Мы видим, что стоимость перелетов длиной в 3-4 часа на регулярных линиях (дискаунтеры обычно существенно дешевле) составляет в районе 200-350 долларов туда-обратно. Стоимость перелета между Новосибирском и Москвой укладывается в эти рамки и даже чуть дороже, чем стоимость перелета внутри США на похожее расстояние. Можете попробовать разные пары американских и европейских городов. Потом сравните их с разными парами российских городов. Вы не увидите, что российские авиакомпании как-то особо демпингуют. Стоимость перелетов внутри России во многих случаях даже оказывается чуть выше, чем у аналогичных перелетов за рубежом. 
 
Тогда в чем же загадка? Российские авиакомпании берут со своих пассажиров примерно столько же (или даже выше), чем их коллеги за рубежом. Производительность труда их пилотов примерно такая же. Почему тогда пилоты массово уезжают? Ответ на этот вопрос содержится в финансовой отчетности. Давайте посмотрим на отчетность Аэрофлота, который в 2016 занимал 42.3% рынка пассажирских перевозок: 


И сравним ее с отчетностью American Airlines: 


Мы видим, что выручка у Аэрофлота 495,880 миллионов рублей, а затраты на персонал 64,682 миллиона рублей, то есть Аэрофлот тратит на зарплаты персонала 13% выручки. У American Airlines выручка 40,180 миллионов долларов, а затраты на оплату труда персонала 10,890 миллионов долларов, или 27.1% выручки. Доля оплаты труда в выручке у American Airlines более чем в два раза выше, чем у Аэрофлота. Условно, если вы покупаете билет за 15000 руб. ($250) Москва-Новосибирск, то пилотам, стюардессам и прочим сотрудникам из этих денег достается 1956 руб. ($32.6). Если вы за эти же 250 долларов покупаете билет Феникс - Нью-Йорк на American Airlines, то сотрудникам из этих денег достается $67.8. Может, American Airlines — какая-то уникальная и переплачивает своим пилотам и стюардессам? Давайте посмотрим на отчетность одной из крупнейших европейских авиакомпаний AirFrance-KLM:  


Выручка 24,844 миллиона евро, зарплаты 7,474, то есть доля оплаты труда в выручки составляет 30.1%, еще выше, чем у American Airlines. Я допускаю, что в среднем производительность труда у «Аэрофлота» ниже, чем у международных авиакомпаниях. Но даже если «Аэрофлоту» там, где иностранные компании нанимают одного сотрудника, приходится нанимать двух, все равно суммарная доля зарплат в выручке не должна сильно отличаться. 
 
Какой из этого можно сделать вывод? Безусловно, мы не можем утверждать, что европейские и американские авиакомпании хорошие, а «Аэрофлот» — плохой. Просто международных перевозчиков рыночные силы и профсоюзы заставили 25-30% своей выручки отдавать работникам. Не будешь платить достойную зарплату — уйдут к конкуренту. В России на этом рынке действует, по сути, монополия. Группа Аэрофлот (которая включает авиакомпанию «Россия» и «Победу») контролирует почти половину рынка и может диктовать своим правила игры и пассажирам, и сотрудникам (об отношении «Аэрофлота» к стюардессам). В результате он спокойно может устанавливать уровень оплаты труда существенно ниже, чем международные конкуренты. 
 
 Показательно также реакция российских авиакомпаний на утечку пилотов. Что делает конкурентный перевозчик, если видит, что от него уходят сотрудники из-за плохих условий труда? Пытается их улучшить, прежде всего, увеличивая оплату труда. Что делает монополист? Он пытается, в первую очередь, заделать брешь на своем монопольном рынке: «Руководство «России» [входит в группу «Аэрофлот»] планировало подготовить письмо авиационным властям Бермудских островов (там зарегистрирована большая часть гражданской иностранной авиатехники, эксплуатируемой в РФ) с просьбой не подтверждать валидацию пилотских свидетельств российских пилотов… Поскольку сейчас китайская сторона не может получить ответа от российских властей на запросы о пилотах, ей приходится обращаться к властям Бермуд, где данные о летном составе самолета той или иной авиакомпании хранятся несколько десятков лет»,— поясняет он. Представитель «России» добавил, что компания выступает с инициативой разработки механизма временного приостановления действия летных свидетельств пилотов на то время, когда они декларируют уход с летной работы по семейным и прочим обстоятельствам, но не увольняются из авиакомпании«( https://www.kommersant.ru/doc/3367853 ). 

Как показывает опыт иностранных авиакомпаний, «Аэрофлот» легко может увеличить оплату труда всем (!) своим сотрудникам в два раза и при этом вполне успешно функционировать и зарабатывать прибыль акционерам. И тогда пилоты не будут убегать. Но зачем? Проще эксплуатировать свою монопольную власть и над клиентами, и над сотрудниками, зарабатывая сверхприбыли. Однако если посмотреть на финансовую отчетность, никаких сверхприбылей там нет. Прибыль до налогов составляет 10.6% от выручки, то есть даже меньше, чем «Аэрофлот» недоплачивает своим сотрудникам, исходя из мировых аналогов. И это верно для всей экономики. Если мы посмотрим на другую цитату из той же программы на «Дожде»: «У нас общая прибыль по экономике порядка 10 триллионов в год», то непонятно, куда же деваются все эти деньги? Если российские монополисты так сильно недоплачивают своим сотрудникам, где их рекордные прибыли на зависть всем конкурентам ? 
 
Ответ на этот вопрос неприятный, хотя и очевидный. Воруются, скрываются от налогов (а значит, и снижается декларируемая прибыль), растрачиваются на роскошную жизнь менеджмента. В своей статье «Taxes, Theft, and Firm Performance», я оценил, что только через фирмы-однодневки от налогов уводится от 11.4% до 13.1% ВВП ежегодно. В текущих ценах это порядка 10-11 трлн руб. Но это не единственный канал сокрытия реальной прибыли. Есть также скрытие прибыли через оффшоры и другие схемы. У российских компаний также много затрат, которые, мягко говоря, не совсем понятно, как максимизируют стоимость акционерам. Тот же «Аэрофлот», который сильно недоплачивает своим пилотам, платит десятки миллионов рублей компании Тины Канделаки. «Аэрофлот» здесь не уникален. Вот примеры из жизни «Роснефти»: ложечки за 15 тыс. руб. или крупнейший парк люксовых вертолетов в России. «Сбербанк» заплатил сотню миллионов компании Соловьева. «Газпром» потратил 115 миллионов на Ipad для Миллера/. Такие мутные траты, а также финансирование чрезмерных представительских расходов — обыденность для большинства частных и государственных компаний. Все эти непроизводственные траты и есть резерв для увеличения прибыли. Опять же, если посмотреть на отчетность American Airlines, норма прибыли до налогообложения составляет 10.7% от выручки (=4299/40180) — примерно такая же, как у «Аэрофлота». Это значит, что возможно и платить зарплаты в 27% от выручки (а не 13%, как платит «Аэрофлот»), и зарабатывать 10% норму прибыли до налогообложения. Все эти страхи, что если резко поднять зарплаты и МРОТ, в частности, то бизнес разорится, так как лишится прибыли — беспочвенны. Резервы существенно выше, чем официальная прибыль, которую декларирует бизнес. 

Я привел пример «Аэрофлота» для наглядности. Ситуация в других секторах российской экономики очень похожа. Государство — монопсонист на рынке труда врачей и учителей. Металлургические предприятия, ГОКи и угольные шахты диктуют свои правила игры на локальных рынках труда. Просто шахтер — не летчик, он не может так запросто взять и переехать работать на шахту в Австралии — сильно высоки для него издержки переезда. Многие работники в России нередко находятся во власти одного-единственного работодателя. Если авиакомпании, пользуясь своим монопольным положением, занижают зарплату своим сотрудникам в два раза, почему другие монополисты должны действовать иначе? Экономическая теория говорит, что не должны. Они и не действуют. Поэтому почти на многих сегментах рынка труда мы наблюдаем заниженные зарплаты, то есть перераспределение богатства от работника к владельцам предприятий. Отсюда рекордное число миллиардеров в списке «Форбс». Отсюда же многомиллиардные поместья Медведева, Якунина, Шувалова, Володина и прочих чиновников. Это все ресурсы, которые путем перераспределения богатства от миллионов работников попали в руки узкой группы олигархов и чиновников. 
 
Надо также понимать, что повышение МРОТ — это не искажение рыночных механизмов, от которого все пострадает. Наоборот, это механизм, который позволяет приблизить зарплаты к уровню, какими бы они были в условиях конкурентной экономики. Как я показал на примере авиакомпаний, в этом сегменте уровень оплаты труда, по сравнению с конкурентным, занижен в два раза. В других сегментах рынка, которые контролируют крупные работодатели, ситуация аналогичная. Им выгодно платить сильно ниже производительности труда, они и платят. МРОТ позволяет искусственно передвинуть границу, повысить зарплату ближе к реальной производительности труда, а не того уровня, который захотел установить монопсонист. Безусловно, здесь главное не переусердствовать. Ведь если МРОТ задрать сильно высоко, выше производительности труда, то будет плохо всем — и работникам, и компаниям, и государству. При установке оптимального МРОТ нужно смотреть, какой МРОТ действует в похожих странах. Я выбрал страны по ВВП на душу населения похожие на Россию (если ВВП на душу населения похож, то и производительность труда сопоставима): 

  Мы видим, что Россия по уровню минимальной зарплаты среди похожих по экономическому развитию стран выделяется так же, как «Аэрофлот» на фоне международных конкурентов. Средний уровень минимальной зарплаты по группе похожих стран составляет 471 доллар. Причем все эти экономики вполне нормально развиваются, без аномально высокой безработицы, банкротства предпринимателей и прочих катаклизмов. Кстати, и малый бизнес в этих экономиках развивается намного успешней, чем в России, несмотря на низкую минимальную зарплату. То есть если уровень минимальной зарплаты в России поднять с 130 долларов до 471 доллар, то наша экономика это вполне потянет, как тянут экономики Аргентины, Уругвая, Турции, Латвии и других стран. Если перевести в рубли, то 471 доллар — это 28620 рублей. 25000 рублей (416 долларов) — это скорее нижняя граница минимальной зарплаты в странах похожей группы. Ниже только в Румынии — 326 долларов. 
 
Точно так же, как «Аэрофлот» может поднять зарплату своим сотрудникам в два раза, при этом продолжая нормально функционировать, так и российская экономика может установить МРОТ в 471 доллар (или чуть меньше, 416 долларов, как предлагает Навальный), и спокойно развиваться. Опыт других стран и компаний показывает, что это возможно, причем это не какой-то уникальный феномен, а массовое явление среди широкого круга стран. Если мы передвинем уровень зарплат ближе к справедливому уровню, который соответствует производительности, то мы не нарушим функционирование рынка, а скорее исправим те искажения, которые искусственно создали монополисты. 
 
Продолжение темы

Комментарии

Дельдюжов Игорь Владимирович, 1 августа 2017 г. в 16:34
Прибыль работодателя--- это недоплаченная зарплата работников!!! Все должны это понимать. Мы не требуем двухкратного увеличения зарплат. Наша цель--- индексация на 38%, хотя даже увеличив зарплату в два раза, рентабельность сохранится в размере 10%.
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям

Другие статьи из этого раздела