Карта сайта

Новости

«Руководство «Аэрофлота», похоже, не понимает, что такое безопасность полетов»

8 июля 2020 г.
«Руководство «Аэрофлота», похоже, не понимает, что такое безопасность полетов»
 Президент Шереметьевского профсоюза летчиков Игорь Дельдюжов сообщил БК55, что лично выступит на суде по иску вдовы омского пилота Шереметьевский профсоюз летного состава (ШПЛС) — один из немногих действительно независимых профсоюзов в России. Отстаивая права пилотов и бортпроводников, профсоюз нередко вступает в прямую конфронтацию с руководством «Аэрофлота».

На счету ШПЛС множество выигранных в защиту пилотов исков. В 2013 году ему удалось отсудить у «Аэрофлота» рекордную сумму в 1 миллиард рублей — недоплаты пилотам за вредность и ночные вылеты (1641 пилот получил компенсации за 2011–2012 годы). Однако такого суда, как у вдовы омского пилота Дамира Ахметова с «Аэрофлотом», еще не было — говорит президент ШПЛС Игорь Дельдюжов.
 
Он объяснил БК55, почему намерен лично участвовать в этом процессе — свидетелем или экспертом. 

— Игорь, на сайте ШПЛС размещена петиция на имя гендиректора ПАО «Аэрофлот» Виталия Савельева. Сколько пилотов под ней подписались?

— Почти 500, причем не только «Аэрофлота», но и других авиакомпаний (раньше работавших в «Аэрофлоте»). Такого сильного порыва в защиту семьи своего коллеги у пилотов давно не было! Очень многих возмутила позиция работодателя, будто Дамир погиб не на рабочем месте, а «в вестибюле самолета». Люди близко к сердцу восприняли эту ситуацию, потому что светлым человеком был Дамир. Девять лет отработал в «Аэрофлоте» — работа стрессовая, вредная, опасная… но так и не смог заработать на квартиру в Москве, чтобы перевезти сюда семью. Теперь Анастасия и дети остались без кормильца — и столкнулись с таким поведением работодателя! А ведь сын Дамира хотел пойти по стопам отца, стать пилотом… 

— Вы сами вышли на семью Дамира Ахметова, чтобы предложить помощь?

— Конечно. Анастасия не до конца понимала разницы между «Аэрофлотом» и профсоюзом. Я объяснил, что мы по разные стороны баррикад. Да, есть «ручные» профсоюзы, которые всегда на стороне предприятия. Но наш на самом деле независимый — мы защищаем права работников, и успешно. А Дамир Ахметов был членом нашего профсоюза. 

— Насколько жесткая у вас конфронтация с руководством «Аэрофлота»?

— Пока «Аэрофлотом» руководили пилоты — те, кто начинал с рядового пилота, потом становился командиром экипажа, инструктором — серьезнейшие, глобальные нарушения, как с Дамиром, не допускались. Вы только посмотрите, что выявила проверка исполнения требований к безопасности полетов Ространснадзора! В нарушение приказа Минтранса РФ № 139 к режиму времени работы и отдыха членов экипажей воздушных судов Дамиру не предоставлялось еженедельные выходные, не учтено более 360 часов рабочего времени, постоянные ночные рейсы… - За счет этих нарушений, когда степень эксплуатации пилотов зашкаливает, надо полагать, работодатель получает прибыль. Но какой ценой? — Больший объем работы выполняется меньшим количеством персонала — пилоты теряют здоровье, почти не видят семьи… Они, можно сказать, пребывают в трех состояниях: едут на работу (с работы), летают, спят — никакой нормальной жизни. А сверхдоходы распределяются между управленцами. Когда же пилот перестает приносить прибыль — заболел или скончался на рабочем месте — это «отработанный материал», надо избавиться… Проблема в том, что в руководстве «Аэрофлота» сейчас экономисты, бухгалтера. Они не понимают летный состав, не слышат чаяния пилотов, не идут на переговоры… Очень важно: выявленные в случае Дамира нарушения напрямую касаются безопасности полетов как для пилотов, так и для авиапассажиров. Конечно, конфронтация в таких условиях жесткая. 

— Дамира Ахметова могло подвести здоровье из-за переработок?


— Когда человек не видит продыха при экстремальной работе — такой режим может просто убить. Поэтому единственная уступка, на которую пойдет профсоюз — это предложение «Аэрофлоту» подписать с Анастасией мировое соглашение о выплатах частями. Но сумма должна быть именно та, что указана в Коллективном договоре. 

— Как собираетесь доказывать свою правоту?


— На защите пилота Трудовой кодекс и Кол.договор — с тем самым пунктом 7.8 о выплате семье 10 среднегодовых зарплат. Это гарантированные выплаты, которые призваны помочь вдове пилота вырастить и выучить детей, если необходимо — пройти лечение, рассчитаться с кредитами. На самом деле для «Аэрофлота» это не такая уж большая сумма. А отстаивать — ТК РФ подразумевает взаимодействие представителя работника (профсоюза) с работодателем по всем социально-важным вопросам. Результатом такого взаимодействия и является Кол.договор, в котором мы также имеем право толковать пункт 7.8. Так вот, наша позиция: этот пункт должен быть исполнен дословно, в том виде, в котором прописан на момент смерти пилота — безо всяких более поздних редактирований! 

— А что конкретно в том редактировании?

— «Аэрофлот» пытается поменять пункт 7.8 так, что 10 годовых заработков выплачиваются, только если страховая компания признает гибель пилота страховым случаем. В старой версии такого не было, и сумму выплачивал работодатель. А тут — страховая компания (с которыми тоже приходится судиться). Профсоюз считает, что «Аэрофлот» обязан сам выплатить деньги, а потом уже возмещать их из Фонда соцстраха. Не семья этим должна заниматься!  — Общественное мнение как-то может повлиять на ситуацию? — Конечно, и оно очень важно. На днях отказ «Аэрофлота» выплатить компенсацию семье Ахметовых обсуждался в радиопередаче Вести-FM. Лишь 6 процентов слушателей проголосовали за позицию «Аэрофлота», остальные — в пользу семьи пилота! Это радио слушают в руководстве нашей страны — думаю, «Аэрофлот» вразумят и вопрос будет решен.  — Сами пилоты материально поддержали семью Ахметовых? — Узнав о случившемся, мы сразу устроили сбор средств членами профсоюза. Получилась приличная сумма, на несколько месяцев семье должно хватить. Летчики — за солидарность. 

— Спасибо, победы в суде!


Наташа Вагнер
 

Комментарии

пока нет комментариев
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям

Другие статьи из этого раздела